Новогодние художественные книги для подростков (12+). Список лучших

 

Толкин Джон Рональд Руэл: Письма Рождественского деда

Толкин Джон Рональд Руэл: Письма Рождественского деда

Сказка, которую Толкин рассказывал своим детям на протяжении более двадцати лет (первое письмо написано старшему сыну в 1920 году и последнее — дочери в 1943). Письма приходили на Рождество, и дети на них отвечали. Рождественский Дед описывал свой дом, друзей и помощников, события, забавные, а порой тревожные, которые случались на Северном полюсе.

В Лабиринте

Николай Гоголь: Ночь перед Рождеством

Николай Гоголь: Ночь перед Рождеством

Читать Н. В. Гоголя — не сложно. Если читать его в серии «Раскрываем классику». Ведь здесь после текста знаменитой повести «Ночь перед Рождеством» следует особое красочное приложение — с комментариями, примечаниями, фотографиями и объяснениями непонятных слов и явлений, которые могут встретиться в тексте. Теперь никого не поставят в тупик барашковый околышек, волостной писарь, подкоморий, плахта и многое-многое другое!

На последних страницах книги — огромное количество цветных иллюстраций, гравюр, фотографий, картин, открыток и схем.

В Лабиринте

Терри Пратчетт: Господин Зима

Терри Пратчетт: Господин Зима

А это — тёмный моррис, загадочный танец, который поздней осенью пляшут в ночном лесу, чтобы приветствовать наступление зимы. Посмотреть на него приходят лишь жуткие туманные твари… да ведьмы. Но однажды двенадцатилетняя Тиффани Боллен не захотела просто стоять и смотреть. Ей показалось, в танце есть свободное место, как раз для неё, и Тиффани пустилась в пляс. Так она обратила на себя внимание Зимовея, могущественного древнего духа. Он тот, кто заковывает реки в лёд, обрушивает на землю снегопады и приносит с собой лютую стужу. Раньше ему и дела не было до людей, а теперь Зимовей влюбился в девчонку, осмелившуюся станцевать с ним. Ради неё он решил сам сделаться человеком. И готов преподнести Тиффани королевский подарок: вечную зиму…

Третья книга о Тиффани Болен, тридцать пятая книга цикла «Плоский мир». Книга — лауреат премии Locus Award. Впервые на русском языке!

В Лабиринте

Паола Дзаннонер: Зорро в снегу

Паола Дзаннонер: Зорро в снегу

Зорро — из тех собак, которых с самого раннего детства натаскивают быть ищейками. Он послушный, тихий, предельно внимательный — а главное, он может учуять человека даже в глухом лесу. Или под толщей снега. Спасать попавших в беду для Зорро — не только работа, но и наслаждение. И первым, кто выразил псу благодарность, стал Лука — 19-летний сноубордист, которого в один злополучный день накрыла лавина.

Лука не просто благодарен Зорро — глядя на его ежедневные подвиги, парень решает изменить жизнь и стать профессиональным волонтером «Альпийской помощи». А для этого ему необходим собственный четвероногий спутник. Щенок Паппи из собачьего приюта может им стать. Там же, в приюте, Лука знакомится с удивительной девушкой Мари, но с ней так трудно найти общий язык! И лишь Зорро помогает это сделать.

Для среднего и старшего школьного возраста.

В Лабиринте

Гестел ван: Зима, когда я вырос

Гестел ван: Зима, когда я вырос

1947 год. Послевоенный Амстердам. Зимний лед не только на улицах города, но и в жизни людей, стремящихся обрести хоть какое-то равновесие. Десятилетний Томас живет вдвоем с отцом-мечтателем, который переходит с одной работы на другую и никак не может смириться со смертью матери мальчика. И сын остается практически без его внимания. У каждого в этом городе в это время — по такой истории. Что их отогревает — это друзья и разговоры. Друзья Томаса — его ровесник, тихий мальчик Пит Зван, у которого нет родителей, и строгая тринадцатилетняя Бет Зван, и Томас влюблен в нее. Вместе с Томасом и его друзьями мы познаем внутренний мир людей, пострадавших от войны, и радуемся каждому лучу солнца в их жизни.

Для среднего и старшего школьного возраста.

В Лабиринте

Дина Сабитова: Где нет зимы

Дина Сабитова: Где нет зимы

Это история детей — Гуль и Паши, — оставшихся без взрослых, а потому вынужденных повзрослеть, повесть о настоящем доме, семье и поддержке. Дина Сабитова где она через судьбу своих героев говорит с читателями на очень важные темы: одиночество детей, их беззащитность, сиротство и приемная семья, дом и приют, семья и бездомность. О том, какой бывает порой сложной жизнь, что труднее всего порой бывает преодолеть равнодушие и бездушие, но в конце она дарит читателю надежду — все будет хорошо, если самому не быть равнодушным и уметь бороться за себя.

В Лабиринте

Евгений Рудашевский: Ворон

Евгений Рудашевский: Ворон

Четырнадцатилетний Дима, как и многие герои-подростки в книгах Евгения Рудашевского, висит между миром детства и вселенной взрослых. В «Вороне», как и в других своих повестях, Евгений Рудашевский создаёт своеобразный безмолвный диалог двух главных героев — человека и животного. В поведении этих «собеседников», в их судьбе есть что-то неуловимо общее.

Иллюстрации Петра Захарова вторят настроению книги и обостряют тот внутренний конфликт, который переживает главный герой.

Писатель бережно сохраняет байки и премудрости охотников, их богатый значимыми нюансами язык.

Для среднего и старшего школьного возраста.

В Лабиринте

Светлана Волкова: Джентльмены и снеговики

Светлана Волкова: Джентльмены и снеговики

Эта книга о детстве. Детстве твоих мамы и папы, бабушек и дедушек и даже прабабушек и прадедушек. Прочтя девять рассказов, объединенных общей идеей, ты можешь представить себе, какими твои родные были в детстве. Так ли уж отличались они от тебя? Похожие увлечения, страхи, преодоления, вопросы…
А еще эта книга — об истории нашей страны, увиденной глазами ребенка.
Для среднего и старшего школьного возраста.

В Лабиринте

Свен Нурдквист: Механический Дед Мороз

Свен Нурдквист: Механический Дед Мороз

Старик Петсон и котёнок Финдус готовятся встретить Рождество. «Но какое же Рождество без Деда Мороза?» — думает Финдус. «Но ведь Деда Мороза не существует, где его взять?..» — вздыхает Петсон. И тут ему в голову приходит блестящая идея!

В Лабиринте

Мэри Додж: Ханс Бринкер, или Серебряные коньки

Мэри Додж: Ханс Бринкер, или Серебряные коньки

Эта повесть была написана более 150 лет назад и сразу стала знаменитой. Вслед за автором — американской писательницей Мэри Мейп Додж — миллионы юных читателей по всему миру полюбили удивительную страну Голландию и ее трудолюбивых жителей. Конечно, за прошедшие годы некоторые бытовые детали, описанные в книге, изменились, но верная дружба, готовность прийти на помощь, умение любить и заботиться о тех, кто рядом, не потеряли своей ценности — так что и сегодня мы с неизменным интересом следим за судьбами героев повести. Замечательные иллюстрации Вадима Челака помогают представить их еще лучше.

В Лабиринте

Гофман Эрнст Теодор Амадей: Щелкунчик и Мышиный Король

Гофман Эрнст Теодор Амадей: Щелкунчик и Мышиный Король

Самая известная сказка Гофмана стала последней книгой, которую проиллюстрировал художник Валерий Алфеевский. Не нарушая литературной ткани произведения, он дал своё прочтение «Щелкунчика» и свою оценку героев. Алфеевский особо выделил маленькую девочку Мари, живущую в мире сказки, в мире поэзии. По воле писателя и художника читатель вслед за Мари перемещается по комнатам её родного дома, попадает на королевскую кухню, гостит у подданных любимого Щелкунчика и в конце концов на золотой карете уезжает на свадьбу в Кукольное царство, где отныне и останется жить Мари в награду за свою доброту, искренность и смелость.

В Лабиринте

Сергей Иванов: Зимняя девочка

Сергей Иванов: Зимняя девочка

Собрание красочных дачных рассказов Сергея Иванова выглядит как календарь. Лето — весёлые дни на даче, осень — тишина и умиротворение, а за ней долгое ожидание весны. Но Таня, главная героиня повести «Зимняя девочка», любит и зиму тоже. О том и книга, что в каждом времени года можно найти что-то сказочное.
Всё многообразие природных картин — морозные узоры, августовские звёзды, июльские луга и многое другое оживает в иллюстрациях Александра Аземши.
Большое количество цветных иллюстраций. Шитьё нитками, круглёный корешок, каптал, матовая ламинация на обложке.

В Лабиринте

Чарльз Диккенс: Остролист

Чарльз Диккенс: Остролист

Канун Рождества. В небольшой занесённой снегом гостинице «Остролист» пережидает непогоду одинокий путник. Он хранит тайну и предпочитает проводить все дни наедине со своими воспоминаниями. Жуткие истории из прошлого развевает лишь трогательный рассказ коридорного. Однако неожиданная встреча со старым другом не даёт герою совершить роковую ошибку.

В Лабиринте

Кейт Милфорд: Дом из зелёного стекла

Кейт Милфорд: Дом из зелёного стекла

Главный герой — двенадцатилетний Майло Пайн, приемный сын хозяев постоялого двора в Нагспике, городе контрабандистов. Заведение с названием «Дом из зелёного стекла» располагается в огромной обветшавшей усадьбе, которая выглядит так, будто её наспех слепили из плохо сочетающихся друг с другом домов, собранных в дюжине разных городов.
В самом начале рождественских каникул гостиница обычно пустует, поэтому Майло надеется как следует отдохнуть. Но тишину первой же морозной ночи нарушает настойчивый звон колокольчика. И один за другим в гостиницу заселяются пятеро постояльцев. Появление каждого из них окутано некой тайной, которая оказывается переплетена с историей «Дома из зелёного стекла». Озадачивает Майло и его случайная находка — фрагмент навигационной карты. А знакомство с Мэдди, младшей дочерью кухарки, подстёгивает юношу начать детективную игру, цель которой — выяснить, зачем приехали все эти люди и куда ведёт эта странная карта. Он ещё не знает, какая нелегкая задача ему предстоит, и что он узнает о загадочных гостях, о доме и о самом себе.

В Лабиринте

Евгений Рудашевский: Ворон

Евгений Рудашевский: Ворон

Дима, как и многие герои-подростки в книгах Евгения Рудашевского, висит между миром детства и вселенной взрослых. В «Вороне», как и в других своих повестях «Здравствуй, брат мой Бзоу!» и «Куда уходит кумуткан», Евгений Рудашевский создаёт своеобразный безмолвный диалог двух главных героев — человека и животного. В поведении этих «собеседников», в их судьбе есть что-то неуловимо общее. Может быть, это необходимость преодолеть тяжёлый миг ради дальнейшей жизни, а может, одиночество отбившегося от стаи, одиночество существа, впервые покинувшего уютное гнездо.
Писатель бережно сохраняет байки и премудрости охотников, их богатый значимыми нюансами язык.

В Лабиринте

Гестел ван: Зима, когда я вырос

Гестел ван: Зима, когда я вырос

1947 год. Послевоенный Амстердам. Зимний лед не только на улицах города, но и в жизни людей, стремящихся обрести хоть какое-то равновесие. Десятилетний Томас живет вдвоем с отцом-мечтателем, который переходит с одной работы на другую и никак не может смириться со смертью матери мальчика. И сын остается практически без его внимания. У каждого в этом городе в это время — по такой истории. Что их отогревает — это друзья и разговоры. Друзья Томаса — его ровесник, тихий мальчик Пит Зван, у которого нет родителей, и строгая тринадцатилетняя Бет Зван, и Томас влюблен в нее. Вместе с Томасом и его друзьями мы познаем внутренний мир людей, пострадавших от войны, и радуемся каждому лучу солнца в их жизни.

В Лабиринте

Жвалевский, Пастернак: Правдивая история Деда Мороза

Жвалевский, Пастернак: Правдивая история Деда Мороза

Роскошное интерактивное издание с «драгоценными камнями», серебряными снежинками и изящными бархатными виньетками на обложке. Почти на каждой странице ждет сюрприз — вращающийся круг-куранты, трехмерная коробка с солдатиками, книжечка-календарь, распахивающиеся резные двери — всего и не перечислишь!
Действие повести охватывает целое столетие. Волею случая инженер-путеец Сергей Иванович Морозов раз в году превращается в Деда Мороза. Вместе с ним мы проживаем XX век и ступаем в век XXI, а перед нашими глазами проходит история нашей страны, яркая и мрачная, победная и трагическая, знакомая и незнакомая.
Все начинается в 1912 году, и то, чего просто-напросто не замечали вокруг себя люди в начале ХХ века и что так интересно нам, их потомкам, оживает на полях этой книги. Читатель заглянет в прошлое, своими глазами увидит самую настоящую конку, ламповый приемник и деревянную мостовую, паровичок и цеппелин, игрушки, в которые играли дети сто, и пятьдесят, и двадцать лет назад.
Сто лет продолжается эта удивительная история, но и в 2012 не кончается она, и вообще не кончится, пока живет на свете самый обыкновенный человек Сергей Иванович Морозов и пока дети верят в чудеса.
Комментарии на полях рассказывают о важных исторических событиях и о повседневной жизни в России начала ХХ века, о реформах календаря и орфографии, о том, чем же все-таки Дед Мороз провинился перед Советской властью и о многом-многом другом. Многочисленные клапаны и подвижные элементы, разнообразные объемные конструкции и открытки в подарок помогают передать обаяние ушедшей эпохи, увидеть ее своими глазами.

В Лабиринте

 

Другие обзоры:

Детские книги про Рождество. Обзор лучших

Новогоднее творчество с детьми. Лучшие книги

Познавательные книги про Новый год для детей. Обзор лучших

Новогодние стихотворения для детей. Лучшие книги

Новогодние художественные книги для малышей (0+). Список лучших

Новогодние художественные книги для младших школьников (6+). Список лучших

Оставить комментарий



Представленная на сайте информация не заменяет очную консультацию специалиста, который может рекомендовать другое лечение, основываясь на индивидуальных особенностях.



Adblock
detector